Мискант у Стрехи
Jack Weatherford – The Secret History of the Mongol Queens: How the Daughters of Genghis Khan Rescued his Empire


Удивительное дело. Как история может быть рассказана... отличительно.
Вот что пишут про Даян-хана и Мандухай Мудрую, его жену, на Вики:

«Даян-хан и Мандухай Мудрая
Мандухай возвела Бату-Мункэ на общеимперский трон в качестве прямого наследника императора Хубилая в одном из чахарских святилищ. Он получил титул «Даян-хан» (титул, согласно некоторым историкам, происходит от китайского словосочетания «Великая Юань»[6]. Когда Бату-Мункэ исполнилось 19 лет, она вышла за него замуж и получила огромное влияние при дворе и в армии. Они объединили разрозненные области восточных областей Монгольской империи в ходе ряда военных побед над ойратами, в том числе в 1483 году — над Исмаилом-тайши, который был вынужден бежать из Монголии. Мать же Даян-хана Шихэр была возвращена и пожалована титулом тайху («вдовствующая императрица»). Его поддержал Унуболод, потомок брата Чингис-хана, Хасара, однако Хусай, хан тумэтский, выступил против власти Дайн-хана, но был разбит.»


А вот как описывает историю Джек Уэзерфорд в своей книге:

Мандухай была второй женой Мандуул-хана, который был на тот момент ханом, но не объединенных монгольских племен, а очень даже уже давно разъединенных. Первой женой его была Джунхэн, дочь одного из крупных (и что-то типа тюркских) правителей, Исмаила(+мильярд других имен), их тех, которые жили вдоль Шелкового пути и терроризировали ослабших правителей монгольских улусов. (В общем, он в этой истории - главный злодей.) Он, конечно же, интересовался захватом власти над монголами. У мужа не было детей ни от одной из 2 жен, и не было наследника. (Автор указывает, что упоминаемые к некоторых документах молодые девушки, скорее всего, были либо племянницами, либо иными родственницами Мандуул-хана, но никак не дочерьми их Мандухай, так как по возрасту ей в дочери не годились. А с Джунхе, чье имя значит «Большой нос», он вообще не спал никогда.) Перед этим произошла такая проблема: Эсэн-тайши, после тщетных попыток объединить разрозненные монгольские племена, приведенные в полнейший бардак безданным потомками Чингисхана, решил, что лучше всего вообще уничтожить ханский «золотой» род чингизидов, что практически удачно и водворил в жизнь. В 1452 году было убито 44 значимых аристократа, 33 аристократа и 62 военных чина из клана Борджигинов. В результате выжил единственный мальчик – Баян-Мункэ, сын младшей дочери Эсена. Его героически спасали в корзинах, в скачках с прыганьем через овраги не хуже как в истории с бедным отважным Чжаю Юнеем и спасенным им, тупым и бесполезным любейским сыном А-доу. Баян-Мункэ был красив и стал любимцем Мандуул-хана, после того как стареющий безнаследный Мандуул-хан приблизил его к себе. Его называли «Золотым наследником», он носил титул «Шихэр Тайхо», ходил в красивых одеждах, скакал на красивом редком коне, обладал подаренным самим правителем золотым поясом. (В общем, в купе с отсутствием детей и интереса к женам правителя, как бы намекало, но не в этом суть.) И этот самый Златой наследник имел все права им стать, так как был потомком Чагатая, то есть законной властью, которая была единственным средством, которая могла заставить вечно враждующих мелких властителей объединиться под чьим-то началом, кроме их собственного. Тем более, монголам, как народности было несладко: с юга на них напирал минский Китай, с северо-запада – Русь, на которую уже не было управы (если она вообще была), с юга-запада – мусульманские правители, а на север идти мешала расовая русская Сибирь. Златой наследник, кстати, пока скрывался по степям после вырезки всех родственников, успел нажить сына с Шихэр Тайхо, дочерью одного из приютившего его монгола. Уже в 14 лет он стал отцом отпрыска, к которому, как пишет автор книги, ни отец, ни мать не испытывали никаких особо чувств, как и друг к другу впрочем. Этот ребенок, живший где-то далеко в степи, и был будущий Даян-хан, а пока что - только Бату-Мункэ. Далее из соправителя Баян Мункэ как-то стал врагом своего благодетеля (якобы, это был заговор врагов, главным образом, Исмаила), в результате чего Баян-Мункэ попал в опалу, бежал и в итоге был брошен свитой и убит в пустыне какими-то банальными грабителями в самом начале расцвета сил, в 19 лет. (Очень странное падение из любимцев в никуда. Но автор вменяемо не объясняет сие ничем, кроме как «Баян-Мунке был юным, избалованным и неопытном». Ну да, избалованный, выросший в степи, под страхом смерти ребенок аж 19 лет, такого возраста, в котором уже вовсю сражались и были отцами семейств.) Мандуул-хан тоже вдруг внезапно умер. Вдова же его, Мандухай-хатун, стояла перед выбором: выйти замуж повторно, наделив нового мужа законными правами на ханство (муж вдовы хана = хан, монголы были логичны и просты). Выбор у нее был невелик: выйти за вроде как народнолюбимого командующего Нойон-болода (потомка младшего брата Чингисхана, Хасара), или же за кого-то из тюркских правителей (туды, на юго-запад) или стать номинальной наложницей минского императора, передать страну в руки китайцем и жить - не тужить. Но она решила поступить по-своему: она нашла к тому времени уже сироту Бату Мункэ (его мать, Шихер Тайхо взял в наложницы тот самый Исмаил во время опалы на Баян Мункэ), отмыла, обогрела, вылечила и провозгласила его ханом.
Год был 1467. Ей было 20 лет, ему – 5. Оба были фактически сиротами, без поддержки родов, которая была жизненно необходима для выживания.
С тех пор Мандухай-хатун ходила в походы(весьма удачные по стратегии), разбивала врагов, объединяла рассорившихся, опекала юного хана (он всегда был рядом с ней).
И так продолжалось всю жизнь. Когда Даян-хану исполнилось 19 лет, они поженились окончательно и бесповоротно. (Кстати, довольно поздно, сию необычность также отмечает автор.) У них родилось общих 8 детей (7 сыновей и 1 девочка, при чем 3 пары – близнецы). Именно её монголы почитают как второго объединителя Монголии, мало того, чуть ли не реинкарнацией Чингисхана. Именно она посвятила всю свою жизнь – походам во благо страны. А муж, он муж, он был ханом, они были как бы соправителями, но мы-то знаем…
Кстати, злодея-Исмаила разбили, мать Даян-хана вернули... Но не похоже, чтобы она была счастлива, так как уже успела родить 2 сыновей от Исмаила (судьба их не очень ясна), успела позабыть прошлое и вообще, вскоре после возвращения «из плена», умерла.
Таки дела.

Эту книгу на русский не переводили. Зато есть книга автора про Чингисхана: "Чингисхан и рождение современного мира". ссылка

@темы: литература